Здесь куют металл!

Хроника отечественного хард-энд-хэви


Previous Entry Поделиться
ВАЛЕРИЙ ГАИНА. Интервью музыкальной газете «ПроРок» (2004)
kui_jelezo
Вашему вниманию – сокращённая версия интервью, которое экс-лидер «КРУИЗА» Валерий Гаина дал Евгению Гаврилову 24 сентября 2004 года специально для ТРК «РиФ» и Музыкальной Газеты «ПроРок».

Евгений Гаврилов: - Валерий, вы 15 лет отсутствовали на русской земле. Что вы отметили для себя из изменений в лучшую и худшую сторону в стране?
Валерий Гаина: - Прежде всего такое впечатление, что Москва сейчас имеет своё лицо, выглядит как настоящий город. Ощущается, что она строится, развивается, есть какое-то движение. Это радует. Воздух мне здесь не понравился. Первые три дня меня чуть ли не тошнило, потому что в воздухе очень много дыма от машин, от всего. Это очень расстроило. Жалко людей, которым приходится дышать таким воздухом. Думаю, что на Алтае воздух получше. С точки зрения других изменений трудно судить, потому что я здесь всего неделю. С точки зрения политики, социального положения, трудно что-то определённое сказать - хотелось бы быть аккуратнее во мнении. Музыки много: артистов, групп. К сожалению, музыкальных жанров не так много. Сплошная попса. Даже не танцевальная музыка - всё вокруг жанра «поп». Развивается, проталкивается группами. Мало рок-музыки, которая доходит до народа. Мне кажется, что молодёжь чуть-чуть потеряна, так как слушают то, что в большей части им навязывают. Это не означает, что вся музыка, которую навязывают, - плохая. Просто навязывают одно и то же, одну и ту же музыку. Есть здесь радиостанции, которые крутят то, что считается роком. Но когда слушаю то, что предлагается, мало слышу рока. Видимо, это является русским роком, который отличается от рока во всём остальном мире. Не говоря уж о хард-роке. Здесь в Москве есть группы, которые играют, пытаются играть нечто иное, но, к сожалению, они не доходят до радиостанций и существуют сами по себе.

Е.Г. - В вашей коллекции много гитар. Среди них есть и акустические. Когда вы предпочитаете играть на акустике?
В.Г. - Три-пять лет назад я очень много делал поп-музыки, работал с разными проектами на «Capitol Records» в стиле хип-хап, пап-лак. В той музыке я использовал нейлоновые струны, гитару в испанском стиле. Я использовал и гитары с металлическими струнами. Очень много приходилось играть на акустике. Больше, чем на электрической гитаре. В рок-музыке можно использовать акустическую гитару. У меня в новой песне «Тишина» вступление на акустической гитаре, она присутствует на протяжении всей песни. Конечно, там появляются и более тяжёлые электрические гитары. Сейчас в моей новой музыке, которой я занимаюсь, конкретно в проекте «ГаИна», будет присутствовать акустическая гитара.

Е.Г. - В чём преимущество электрогитары в сравнении с классической?
В.Г. - Честно говоря, нет особых преимуществ. Есть требования жанра. Когда нужны определённые звуки, которые характерны для рок-музыки, приходится играть на электрической гитаре. Их невозможно отнять, они являются. Тем более, я играю гитарную музыку, и у меня нет клавишных в музыке. Барабан, бас и гитара. На этом всё и базируется. Гитара - основа музыки, сердце. Меня знают как гитариста и меньше ценят как певца. Поэтому буду продолжать эту линию - играть на гитаре и петь свои песни. И электрический звук доносит мою музыку. Но и акустика однозначно присутствовать будет.

Е.Г. - Пробовали ли вы играть в классическом стиле на классической гитаре?
В.Г. - Да, и очень хорошо играл. Когда-то мог давать целые концерты. Но после того, как я переехал в Америку, в середине моего пребывания, я строил большую коммерческую студию и фактически работал супервайзером, следил за тем, как идёт работа. Многие детали должны были меняться по ходу работы, приходилось решать сложные вопросы касаемо серьёзной студии. А поскольку, присутствуя там, я не мог всё время стоять и смотреть на то, что делали на глазах, то через полгода этого строительства обнаружил, что «потерял» правую руку, всю технику классического стиля. Помогал, где требовалось - поднять, подать, прибрать. Была большая нагрузка на эту руку. Мои мышцы потеряли эластичность, сжались. Не подумал об этом, увлёкся. Нужно было быстрее закончить. Думали, что управимся за два месяца, а прошло три, четыре, пять. В итоге растянулось на шесть месяцев. И это всё оставило отпечаток - повредил руку. Раньше я мог (и любил) играть в стиле фламенко. И у меня получалось - мог мизинцем извлекать шестьдесят четвёртые и тридцать вторые ноты, в зависимости от исполняемого произведения по часу. Мелодию подбирать. Теперь, к сожалению, это всё утеряно - пальцы не работают так, как бы мне хотелось. Но такова жизнь. Се ля ви. В своей жизни научился всему, так как понял - нужно знать все: жанры, разные стили. Я понимал, что без этого далеко не уйти. В моей профессии нужно иметь широкий диапазон, быть студийным человеком, уметь прописать разные гитары, чтобы никто не мог сказать: «Пожалуйста, я вам сыграю». Я стремился к этому всю жизнь. Когда переехал в Америку, я был в самой лучшей гитарной форме. До этого строительства... Сейчас опять в очень прекрасной форме, но, к сожалению, не могу играть правой рукой. То фламенко, которое было раньше... Наверное, надо было потратить много времени, чтобы вернуть прежнюю технику, заниматься йогой. Я делал, но не хватает времени, чтобы вновь развить эту руку.

Е.Г. - Вы много говорите о том, что музыка должна быть созвучна времени. Время - это лидирующий стиль или поиск модных стилей?
В.Г. - Интересный вопрос... Я мог бы на него ответить так. Существует индустрия, которая, к сожалению, диктует очень много того, что они хотят. Скажем, компании грамзаписи в Америке, конкретно занимающиеся альтернативным роком, требуют от групп какого-то определённого звучания для себя, чтобы продолжать какую-то определённую линию, что сейчас популярно, модно. Они толкают. Индустрия - машина, которая создаёт в каком-то смысле эти стили. Многие музыканты, группы хотят просто добиться успеха, играют просто то, что требуется. Не играют свою музыку, которую они на самом деле могли бы найти, если бы потратили немного времени, свой собственный стиль и звучание. Создают музыку под диктатурой большой машины, которая не оставляет выбора: играй такую музыку, тогда мы подпишем, а иначе мы никогда не подпишем. Получается, что музыка развивается в каком-то смысле, в определённых рамках и на неё наклеивается определённый лейбл, стиль, который диктуют. И всем остальным нужно плясать под эту тарелку. И здесь то же самое. Почему музыка такая однообразная? Почему у людей пошла ностальгия по ретро? Почему старые группы вдруг поехали и начали работать? Потому что люди устали от всей этой «новой» музыки. Люди хотят другого. Поэтому и пошла эта волна: давайте восстанавливать старые группы. Ретро становится большим, все ищут: кого ещё вырыть, кто у нас был ещё в те времена? Большой звёздой или маленькой звездой, но которую мы сделаем чуть-чуть больше сегодня. Индустрия всегда диктует. Вкладывают деньги, хотят заработать. А во вторую очередь - музыканты, артисты, группы. Они всегда на втором месте.

Что касается меня, то я всегда каким-то образом умудрялся освободиться от этого. В Америке сделал себе группу «Карма», потом у меня была группа «Insulated». Мы играли всё, что хотели. Помню, с нами знались все компании грамзаписи, ни одного концерта у нас не было, чтобы у нас не было представителя с «Warner Brothers», или «Epic Records», или «Mercury Records». Всё время к нам приходили. Каждый концерт смотрели, как мы идём, как развиваемся, сколько у нас народу сегодня по сравнению со вчерашним концертом. На этой основе мы фактически создавали своих фэнов, которые просто переходили с концерта на концерт и которые оставались нашими фэнами и любили то, что мы делали, чтобы мы были истинно самими собою, без влияния компаний грамзаписи. А компании нас принимали только за то, что мы есть. Существуют такие группы и сегодня. Но их мало, очень мало... Каждый хочет лишь то, чтобы ему побыстрее денежки заплатили, чтобы его пластинка продавалась, чтобы его на MTV крутили, по радио и т.д. Много есть того, за что нужно бороться сегодня. Проблема в том, что все музыканты, которые и имеют своё лицо или могли бы его создать, знают, что на них действует диктат фирм грамзаписи и им нужно быть настолько умными и тонкими, чтобы сохранить себя и при этом удовлетворить их. Вопрос: как это сделать? Я бы не сказал, что в мире нет хороших групп, которые конкретно играют свою музыку со своим лицом. Есть группы, которые открывают музыкальные стили. Вспомните, как в Америке появилась группа «Nirvana» и весь хард-рок умер. Вдруг одна группа стала популярной. Это произошло потому, что люди устали от рока того дня, и когда услышали музыку «Nirvana», то всё! А музыкальная индустрия тут же перестроилась. Они закончили хард-рок и стали писать альтернативный рок. Он до сих пор так называется, но по-другому звучит. Вот такие дела...

Е.Г.- Вы решили создать абсолютно новую группу «GAiNA». Какую цель вы ставите сегодня?
В.Г. - «GAiNA» - проект сегодняшнего дня. То, что я есть лично, конкретно. Это не столько группа, сколько я. Группа создаётся для того, чтобы играть со мной живые концерты. То, что создаю - фактически в одиночку. Музыка отличается от «Круиза». Музыка «Круиза» создавалась в основном группой, а здесь - я один, то, что хотел бы сделать, какие песни предложить. Поскольку я нахожусь, живу, буду там жить и музыку создавать там. А музыканты будут наши, русские, которые живут здесь. Я буду приезжать, и, видимо, будем устраивать концерты на ТВ, снимать клипы и т.д. Если бы мне пришлось описать то, что я планирую, то сегодня рок-музыка для меня более песенная, чем «Круиз», более простая по свое структуре, не такое количество виртуозной игры, как я когда-то вкладывал. Меня можно всегда узнавать, как гитариста с оригинальным звучанием, но сами песни более мелодичные и более простые. Есть и тяжёлая сторона: тяжёлый гитарный звук, акустическая гитара. В общем, то, что я сегодня чувствую и что мне хотелось бы делать. Я счастливый человек - делаю то, что хочу.

Е.Г. - Три музыканта - оптимальный состав для виртуозов. Когда в вашей жизни вы почувствовали лишний балласт в группе, где играли?
В.Г. - Во-первых, это во многом было связано с тем, как играют музыканты. Если они играют хорошо, то могут выдержать втроём целый концерт. Это большое преимущество. Человеческий фактор всегда создавал много проблем в группе. И с тремя музыкантами не всегда легко справиться. Надо же жить вместе, творить, каждый день куда-то ездить, играть на концертах. Это нелегко. Мы все имеем свои семьи, но не всегда сладко в доме. Несмотря на то, что мы любим свою семью, жену, детей - не всегда всё сладко, жизнь исчисляется годами. В группе ты связан конкретной музыкой. Стоит этой музыке чуть-чуть упасть вниз, как начинаются какие-то неурядицы: один тянет в одну сторону, другой - в другую. Я пришёл к составу из трёх человек в связи с тем, что хотелось улучшить отношения в коллективе, так как с троими равновесие найти легче, чем с пятерыми. Разумеется, если бы я почувствовал, что мы не смогли бы потянуть концерты, не смогли бы создать музыку втроём, то вряд ли стал бы заниматься этим проектом. Но мы знали, что «Police» в то время играли втроём, а как звучали! Мы понимали, что так реально играть. Джим Хендрикс играл с басистом и гитаристом в те далёкие времена, и всё это клёво звучало, очень энергетично. На примерах мы развиваемся. Мы, музыканты, всегда создаём свою музыку на основе чего-то. Вернусь к тому, что я делаю как Валерий Гаина на сегодняшний день. Я тоже творю на основе того, как музыка сегодня звучит в мире, но я не пытаюсь слепо следовать тому, что делает кто-то, как диктует индустрия. Я творю от души. Беру гитару и играю. Не исхожу изначально от другого источника. Я слышу мелодию, перед глазами стоит текст, который мне понравился, впечатлил меня, пишу под него. Потом делаю аранжировку, прописываю гитары, структуру песни и всё подобное. Я следую тому, что происходит в мире. Да, потому что современен. Мы всегда стремимся к этому.

Е.Г. - Валерий, сколько часов в день вы посвящали и посвящаете сегодня занятиям на гитаре?
В.Г. - В своё время как минимум занимался 6-8 часов. Сейчас у меня совсем другая жизнь. В Америке я работаю как продюсер, композитор, который пишет музыку для фильмов, для рекламы, для телевизионных шоу и тому подобное. Это мой основной способ зарабатывать деньги. Много времени посвящаю именно этому. Взять проект «GAiNA». Нашёл время для этого проекта. Сейчас я расширил свою компанию, и у меня есть пара композиторов, которых нанимаю, когда уезжаю. Они работают, работа не останавливается. Появилось большое количество мыслей, идей, концепции игры. Я не гонюсь за техникой, как когда-то. Тем более, что она сегодня никому не нужна, как в 1980 году. В 80-х годах впечатляло: «Ух! Как он играет на гитаре, как быстро!». Быстрота меня уже не привлекает, как когда-то. Сегодня хочу изложить мысли так, как вижу сегодня. Они совершенно в ином темпе, чем тогда. Да и музыка сама не такая. Медленнее.

Е.Г. - Кто из гитаристов прошлого и настоящего является предметом вашего уважения и восхищения?
В.Г. - Я вспомнил бы старые времена. Тогда гитаристы были совершенно иными. Сегодня музыка не рождает гитаристов такого уровня, как раньше. Начиная от Джимми Хендрикса, Карлоса Сантаны, Ричи Блэкмора, Джимми Пейджа и многих, гитаристы 80-х годов, такие как Стив Вай, Ингви Малмстин и т.д. То поколение - гитарные виртуозы, монстры. Таких людей сегодня нет, потому что нет такой музыки, где они могут себя проявить. Вот я играю альтернативный рок сегодняшнего дня, но я играю и соло. Но в большинстве случаев слово «гитара» вы не услышите нигде. Никто соло не играет.
От инструментальных частей осталось очень мало. Вот ещё одна проблема. Сейчас надо спеть запев, куплет, припев. Добавить ещё одну часть, маленький переход. И это будет обязательно вокальное исполнение. И ничего больше. Жёсткая гитара сзади. А где соло? Нет никаких соло! Вполне возможно, что будет возврат, потому что музыка всегда идёт по какому-то кругу. И круги такие, как три кольцевые дороги в Москве: один самый большой, другой поменьше, а третий ещё меньше - Садовое кольцо. У музыки тоже свои круги. И этот маленький кружочек, я думаю, будет в ближайшем времени. Будут появляться какие-то гитарные соло в музыке. Я надеюсь на это, потому что как-то грустно без них.

Е.Г. - Наиболее памятный момент гастрольной жизни «Круиза-1»?
В.Г. - Много. Много приятных моментов... Сколько поездок... Приведу один пример. Волгоград. По-моему, 1987 год. Мы приехали в ноябре. Мы должны были выступать на улице, на стадионе. Я договаривался, что будем выступать только в одном случае - если температура будет не минус, не нулевая. Сказали, что всё будет нормально.
За день до того, как мы приехали, было 15 градусов тепла. Как только мы должны были, выйти ударил мороз. А работа на стадионе. Я отказывался, так как мы должны были ехать в Испанию. Народ собрался. А музыканты без меня не хотели играть. Фактически поставили к стенке. Вот, мол, народ стоит - что, ты не выйдешь? Ну, конечно, я вышел. Такой мороз, что и людям несладко. Пришлось совмещать первый концерт со вторым, так как пока мы вели переговоры, уже на уровне местных властей, время истекло. Концерт отработали в какой-то спешке. Во-первых, народ был злой из-за того, что вместо двух концертов состоялся один. Было около 5000 милиционеров, выстроеных в ряд, в которых во время концерта бросали зажжённые спички, бутылки. Я фактически каждую песню останавливал посередине и вёл монолог с публикой: «Давайте прекратим воевать, давайте слушать музыку. Давайте радоваться нашей встрече!» Призывы уходили в пустоту, плохих ребяток остановить было нереально. Это было впечатляющее зрелище. С точки зрения концерта, это не самый лучший. Но он никогда не забудется. После этого концерта люди пошли домой демонстрацией, разбили порядка сорока троллейбусов, массу поездов на железнодорожном вокзале. Газета «Известия» написала о том, что мы явились провокаторами этого мероприятия.

Е.Г. - Валерий, какую песню или песни из творчества «Круиза-1» вы считаете наибольшей творческой удачей?
В.Г. - Думаю, что «Пилигрим» является нашей самой большой удачей. Образ Пилигрима являлся неким подобием «Круиза». Эта песня большей частью обо мне, о моей жизни. Может быть, не только обо мне, а о Фёдоре, Сергее, о «Круизе» втроём. «Пилигрим» - заглавная песня, несмотря на то, что у нас было много других хитов: «Дальний свет», «Мираж» и т.д. Я считаю, «Пилигрим» - глобальная песня нашего творчества.

Е.Г.- Ваши пожелания всем любителям гитары, хард-рока и группы «Круиз»?
В.Г. - Хочу пожелать, чтобы им досталось побольше музыки. Хард-рока и гитарной музыки, где играют гитаристы серьезного класса, осталось так мало. Будем надеяться, что времена изменятся. Не теряйте надежды, ждите - всё будет. Требуйте, высказывайте своё мнение везде, где можно. Сами являйтесь центром движения, создавайте сами форму - что бы бы вы хотели услышать. Не будьте пассивными, а двигайте музыку. От вас тоже много зависит. Всего вам самого хорошего, и боритесь за ту музыку, которую вы хотели бы слышать. Звоните на радио, говорите о той музыке, которую хотели бы слышать, за того артиста, которого не передают. Только так можно сегодня чего-то добиться. И только тогда откроются глаза и у этих ребят, которые диктуют всё и всем на рынке.

Евгений ГАВРИЛОВ (с) 2004.

Полная версия интервью в Интернете: www.PROROK.noonet.ru




?

Log in

No account? Create an account